Архив рубрики: Новое

Атаксия Пьера-Мари (видео)

Семейная атаксия Пьера Мари (Церебелло-оливарная атрофия Холмса, семейная оливо-понтоцеребеллярная атрофия Менцеля, спиноцеребелярная атаксия, болезнь Мачадо—Джозеф) — группа аутосомно-доминантных спиноцеребеллярных атаксий, которая  включает ряд самостоятельных заболеваний, сходных по своей клинической картине, основным патоморфологическим изменениям и характеру генетического дефекта.

Этиология и патогенез. На сегодняшний день установлено существова-ние, как минимум, 13 различных генов, обусловливающих развитие доми-нантных спиноцеребеллярных атаксий. Данные гены и соответствующиемолекулярные формы атаксий в современной номенклатуре получили (впорядке их открытия) следующие обозначения:

• спиноцеребеллярная атаксия 1-го типа (СЦА1) — ген расположен нахромосоме <5р;

• спиноцеребеллярная атаксия 2-го типа (СЦА2) — хромосома /2q;спиноцеребеллярная атаксия 3-го типа (СЦАЗ, болезнь Мачадо—Джозеф) — хромосома I4q;

• спиноцеребеллярная атаксия 4-го типа (СЦА4) — хромосома /6q;

• спиноцеребеллярная атаксия 5-го типа (СЦА5) — хромосома И сеп;

• спиноцеребеллярная атаксия 6-го типа (СЦА6) — хромосома 19р;

• спиноцеребеллярная атаксия 7-го типа (СЦА7) — хромосома Зр.

• спиноцеребеллярные атаксии 8-го—13-го типов (СЦА8—СЦА13), локусы которых картированы совсем недавно на хромосомах 5q, 13q,15q, 19ц, и 22q.

 

Клиника. Основным клиническим проявлением  доминантных спиноцеребеллярных атаксий является прогрессирующая мозжечковая атаксия, при этом каждая из форм имеетопределенные особенности неврологического синдрома и течения болезни.Спиноцеребеллярная атаксия 1-го типа начинается обычно на 3—4-м десятилетии жизни. В ряде семей имеет место феномен антиципации, т. е.появление болезни в более молодом возрасте в каждом последующем поколении. Первым симптомом обычно бывает неустойчивость, неловкостьпри быстрой ходьбе и беге. Спустя несколько лет развиваются типичнаяатактическая походка, неустойчивость в позе Ромберга, дискоординация иинтенционный тремор в руках, нарушение почерка, дизартрия. Типичнымпроявлением СЦА1 уже в ранней стадии болезни является сочетание мозжечковых нарушений и дизартрии с пирамидной симптоматикой (повышением сухожильных рефлексов, стопными и кистевыми патологическимизнаками, клонусами, спастическим повышением тонуса в ногах). В рядеслучаев может наблюдаться тремор головы, нистагм, в далеко зашедшейстадии — нарушения глотания и фонации, снижение глубокой чувстви-тельности, тазовые расстройства, деменция. С течением времени больныеперестают ходить и обслуживать себя, наступает глубокая инвалидизация;в большинстве случаев причиной смерти (обычно спустя 10—15 лет от мо-мента появления первых симптомов) являются инфекционные осложнения.

Неврологическая картина спиноцеребеллярной атаксии 2-го типа весьмаблизка таковой при СЦА1. Важно отметить, что у больных с СЦА2 замет-но чаше отмечаются медленные саккады, угнетение глубоких рефлексов, статокинетический тремор рук.

Как и при СЦА1, в семьях с СЦА2 не-редко наблюдается феномен антиципации, особенно при передаче болезнипо отцовской линии.

Спиноцеребеллярная атаксия 3-го типа, или болезнь Мачадо—Джозеф, характеризуется выраженным полиморфизмом клинических проявлений. Помимо прогрессирующей мозжечковой атаксии, у больных могут наблюдаться разнообразная экстрапирамидная симптоматика (в первую очередьдистония и синдром паркинсонизма), амиотрофии, моторно-сенсорнаяневропатия, симптомы поражения пирамидного тракта. Важными диагно-стическими признаками болезни Мачадо—Джозеф, отмечаемыми у неко-торых больных, являются наружная офтальмоплегия, фасцикуляции пе-риоральной мускулатуры, феномен «выпученных глаз» (широко раскрытыеглазные щели с фиксированными глазными яблоками). Продолжительность заболевания обычно не превышает 20 лет. Спиноцеребеллярная атаксия 4-го типа представляет собой редкую форму аутосомно-доминантных атаксий, для которой характерно сочетание прогрессирующих координартоных нарушений с сенсорной невропатией. Своеобразной клинической картиной отличаются спиноцеребеллярныеатаксии 5-го и 6-го типов. Данные заболевания начинаются обычно в бо-лее позднем возрасте (после 45—55 лет), причем возраст дебюта симптомовболезни остается стабильным у больных из различных поколений. В неврологическом статусе отмечается развитие сравнительно изолированнойатаксии походки. Динамическая атаксия в конечностях и дизартрия являются менее выраженными, признаки мультисистемного поражения мозгаотсутствуют. Темп прогрессирования СЦА5 и СЦА6 медленный, больныена протяжении десятилетий сохраняют способность к самостоятельнойходьбе и самообслуживанию. Заболевание практически не влияет на естественную продолжительность жизни. Специфическим признаком спиноцеребеллярной атаксии 7-го типа является сочетание мозжечково-пирамидного синдрома с прогрессирующей дегенерацией сетчатки (вплоть до полной слепоты). Важно отметить, что на-170рушения зрения у больных могут на несколько лет опережать развитие ко-ординаторных расстройств, что необходимо принимать во внимание припроведении медикогенетического консультирования у родственников изотягощенных семей. Данная форма атаксии характеризуется выраженной антиципацией, проявляющейся главным образом при передаче мутантногогена по мужской линии; описаны семьи с СЦА7, в которых разница в возрасте начала болезни у лиц из разных поколений составляет 30 лет и более.Формы СЦА8—СЦА13 описаны лишь в единичных семьях, и их клиничес-кая картина изучена пока недостаточно.Диагноз. Важное место в диагностике аутосомно-доминантных спино-церебеллярных атаксий принадлежит методам нейровизуализации (КТ,МРТ). Характерны расширение субарахноидальных пространств полушарий и червя мозжечка, истончение средней ножки мозжечка и демиелини-зация поперечных волокон моста, расширение IV желудочка, полушарийбольшой цистерны, цистерн ствола, в ряде случаев — атрофические изме-нения полушарий большого мозга. При СЦА5 и СЦА6 выявляемые изменения (особенно в ранней стадии болезни) могут ограничиваться расширением субарахноидального пространства червя мозжечка.Дифференциальный диагноз следует проводить в первую очередь с рассе-янным склерозом, объемными процессами задней черепной ямки, аномалией Арнольда—Киари, нормотензивной гидроцефалией, недостаточностьюкровоснабжения в вертебрально-базилярной системе. В пользу наследственно-дегенеративного характера заболевания свидетельствует семейный анамнез, неуклонно-прогрессирующее течение, наличие атрофического процессаи отсутствие очаговых изменений в веществе мозга по данным КТ и МРТ.В случае постановки диагноза аутосомно-доминантной спиноцеребел-лярной атаксии значительно более сложной задачей является диагностикаконкретной молекулярной формы данных заболеваний. Следует подчерк-нуть, что неврологическая картина отдельных форм доминантных атаксийявляется взаимно перекрывающейся, а указанные выше клинические особенности этих заболеваний, установленные при анализе симптомов в большом числе семей, носят статистический характер и далеко не всегда применимы у постели конкретного больного. Единственным достоверным методом диагностики является прямое ДНК-тестирование. Генодиагностикааутосомно-доминантных атаксий является основой медико-генетическогоконсультирования и может проводиться не только у больных, но и у клинически здоровых лиц, принадлежащих к «группе риска». Проведение пренатальной ДНК-диагностики позволяет проводить активную профилакти-ку повторных случаев заболевания в консультируемых семьях. Лечение. На сегодняшний день эффективное лечение аутосомно-доминантных спиноцеребеллярных атаксий отсутствует. Определенное значениеимеют лечебная физкультура (вестибулярная гимнастика, баланс-терапия),а также другие методы бытовой и трудовой реабилитации.

Болезнь Харста

Болезнь Харста — острый геморагический лейкоэнцефалит

Геморрагический острый лейкоэнцефалит (или болезнь Харста) — одна из форм лейкоэнцефалита. Развивается фибринозный некроз стенок мелких сосудов головного мозга с возникновением очагов кровоизлияния и демиелинизации.

Причина развития заболевания оконча тельно неизвестна. Острый геморрагический лейкоэнцефалит нередко возникает после профилактических прививок. В связи с этим предполагается гиперергический аутоиммун ный процесс, в котором вирусам принадле жит роль пускового механизма, запускающе го развитие прогрессирования заболевания.

Клиническая картина

Острый геморрагический лейкоэнцефалит характеризуется острым началом, молниеносным нарастанием картины поражения головного мозга. Этому предшествует пе риод катаральных явлений в зеве (в течение 2—4 дней), вслед за которым возникают сильные головные боли, менингиальные симптомы, нарушения сознания, судороги, геми- или тетрапарез, псевдобульбарный синдром. В цереброспинальной жидкости от мечаются полиморфно-ядерный плеоцитоз, увеличение концентрации белка. Длитель ность заболевания составляет в среднем от 2 дней до 2 недель.

Заболевание проявляет себя быстрым раз витием признаков тяжелого поражения моз га (таких, как нарушение сознания, судоро ги, параличи). Все признаки выражены по-разному, в каждом конкретном случае преобладают те или иные симптомы, что свя зано с прогрессирующим поражением тех или иных отделов головного мозга.

Подострое течение проявляется гиперкинетическим синдромом, парезами и парали чами, децеребрационной ригидностью. Так же отмечается нарастающее снижение интеллекта вплоть до психического маразма, причем, к сожалению, развивается чаще в молодом возрасте.

Исход, как правило, летальный.

Лечение

Применяется симптоматическая и гормональная терапия (гормоны в большой дозировке).

Симптоматическая терапия — миорелаксанты (мидокалм, циклодол, баклофен), противосудорожные препараты, витамины груп пы В

 

Инсульт — симптомы (видео)

Первыми симптомами инсульта головного мозга  является «выпадение» одной из функций, которые обеспечивает головной мозг.

В Европе основной диагностической шкалой является шкала FAST (лицо+рука+речь) — при одновременном нарушении функции лица, руки и речи — нужно срочно вызывать скорую помощь и ехать в больницу, что бы исключить инсульт.

 

 

 

Однако, симптомами инсульта могут быть — выпадение части поля зрения, головокружение с нарушением движения в конечностях с одной стороны.

Симптомы инсульта в каротидном бассейне

  • гемипарезы, монопарезы
  • гемигипестезия
  • поражение VII та XII пар черепных нервов по центральному типу
  • Нарушение речи — афазия либо дизартрия

Симптомы инсульта в вертебрально-базилярном басейне

  • головокружение, тошнота
  • поражение черепных нервов (по периферическому типу)
  • альтернирующие синдромы
  • бульбарный синдром
  • квадрантная гемианопсия
  • зрительная агнозия

Болеутоляющие средства

Болеутоляющие средства — одни из самых назначаемых врачом невропатологом препаратов.

К ним относятся как непосредственно болеутоляющие препараты, так и препараты из других групп, однако имеющие выраженный болеутоляющий эффект.

На первом месте, как правило, идут нестероидные противовоспалительные средства (НПВС) — благодаря тому, что кроме выраженного обезбаливающего действия, они обладают выраженым противовоспалительным эффектом.

НПВС- подразделяются на подгруппы —

1. Селективные ингибиторы ЦОГ-1 – ацетилсалициловая кислота (аспирин) в не больших дозах (до 100 мг)

2. Ингибиторы ЦОГ-1 и ЦОГ-2 – большинство современных НПЗП (диклофенак (диклоберл)— «ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ»,ибупрофен, индометацин другие).

3. Селективные ингибиторы ЦОГ-2 – мелоксикам, нимесулид.

4. Специфические ингибиторы ЦОГ-2 – рофекоксиб, целекоксиб.

 

При невралгиях тройничного нерва, деабетической нералгии, постгерпетической невралгии — эффективны противоэпелептические препараты — Карбамазепин (Финлепсин, Тигретол) — 200 мг по 1/4 таблетки 4 раза в день, Габапентин (Габагама) — 100 мг — 3 раза в день, Лирика — 75 мг — 2 раза в день

 

Также в неврологии широко применяются ненаркотические болеутоляющие средства (аналгетики).

Реналган — комбинированный препарат, состоящий из (Метамизол натрий+Питофенон+Фенпивериния бромид). Комбинированное анальгезирующее и спазмолитическое средство, сочетание компонентов препарата приводит к взаимному усилению их фармакологического действия. Метамизол натрия — производное пиразолона, оказывает анальгезирующее и жаропонижающее действие. Питофенона гидрохлорид обладает прямым миотропным действием на гладкую мускулатуру (папавериноподобное действие). Фенпивериния бромид обладает м-холиноблокирующим действием и оказывает дополнительное миотропное действие на гладкую мускулатуру. Применяется внутрь: взрослые и подростки старше 15 лет: 1-2 таблетки 2-3 раза в сутки.

Парацетамол — обладает жаропонижающим, анальгезирующим и умеренно противовоспалительным свойством. Угнетает возбудимость центра терморегуляции, также ингибирует (угнетает) синтез простагландинов, медиаторов воспаления с выраженным органическим эффектом. Прием — 0,35-0,5 г 3-4 раза в сутки

 

Кетанов (Кеторолак) — мощный ненаркотический анальгетик для купирования болевого синдрома средней и высокой интенсивности различного генеза. Кеторолак действует на циклооксигеназный путь обмена арахидоновой кислоты, ингибируя биосинтез простагландинов. Кеторолак имеет обезболивающее и противовоспалительное действие, однако его системное обезболивающее действие значительно превышает противовоспалительный эффект. Принимают по 1 таблетке (10 мг) через каждые 4-6 часов. Максимальная продолжительность лечения не должна превышать 7 дней. Больным с массой тела до 50 кг, больным старше 65 лет и больным с нарушенной функцией почек рекомендуется назначать меньшие дозы.

 

 

 

Новое в лечении БАС (видео)

БАС — боковой амиотрофический склероз (болезнь двигательных нейронов, болезнь Шарко), заболевание характеризующееся  прогресирующей дегенерацией двигательных нейронов в первичной двигательной коре головного мозга, стволе мозга и спинном мозге. Заболевание впервые было описано Ж.М. Шарко более 140 лет назад, однако только в последние 10 лет произошел самый большой прогрес в понимании болезни.

На сегодняшний день , механизмы лежащие в основе патофизиологии заболевания не ясны, однако разработаны и открыты субстанции направленные на потенциальные мишени патогенеза БАС.

1. Глутаматные мишени — препарат рилузол, единственный препарат с доказанной эффективностью, однако увеличивает продолжительность жизни только на  их увеличилась лишь на 2-3 мес по сравнению с плацебо.

2. РНКмишени — Генетическое обследова­ние родственников больных с семейной формой БАС может также стать основой возможных вмешательств у членов семьи с положительными результатами теста, но находящихся в пресимптоматической или ранней симптоматической фазе заболевания. Использование антисмысловых олигонуклеотидов и малых ингиби-рующих РНК-молекул для снижения концентрации мутантных РНК- мессенджеров замедляло развитие бо­лезни и увеличивало период выживаемости в модели у трансгенных SOD1 мышей.

3. Митохондриальные мишени — Митохондриальная дисфункция может играть важ­ную роль на ранних этапах развития БАС. В образцах аутопсии спинного мозга, взятых у больных со спо­радической формой БАС, обнаружена патология ми­тохондрий в переднем роге спинного мозга. Для улучшения функционирования митохондрий предложен ряд субстанций, таких как миноциклин и креатин. Выявлены и другие лекарственные средства, направ­ленные на митохондриальную функцию. Олесоксим (ранее известный как TRO19622) — модулятор мито-хондриальных пор, открытый в результате скрининга около 40 000 субстанций при помощи теста гибели двигательных нейронов in vitro. Преимущество его применения было выявлено в модели SOD1 трансгенных мышей в виде задержки клиническо­го дебюта заболевания и удлинения периода выжи­вания. Прамипексол — агонист дофамина, который исполь­зуют в лечении болезни Паркинсона. Он уменьшает оксидантный стресс, сохраняет митохондриальную функцию и обладает нейропротекторными эффектами, которые не зависят от влияния на дофаминовые рецеп­торы. Декспрамипексол (ранее известный как R+ прамипексол) — оптический энантиомер, который обладает меньшей дофаминергической активностью и может хорошо переноситься в значительно более высоких дозах. Этот препарат увеличивал период вы­живания у SOD1 трансгенных мышей с БАС, а в испытаниях 2-й фазы у 102 больных с БАС были под­тверждены его безопасность и хорошая переносимость. Утрата двигательных функций, по-видимому, умень­шается по мере повышения дозы препарата. В на­стоящее время продолжается большое международное исследование декспрамипексола 3-й фазы.

4. Факторы роста — Дефицит факторов роста может провоцировать ги­бель двигательных нейронов у больных с БАС. Доказана эффективность нескольких факторов роста на живот­ных моделях, однако в клинических испытаниях с уча­стием людей эти результаты не были подтверждены. Клинические испытания нейротрофического фактора мозга, цилиарного нейротрофического фактора и инсу-линоподобного фактора роста не продемонстрировали значимых преимуществ в отношении выживаемости. Фактор роста эндотелия сосудов — VEGF (vascular endothelial growth factor) — это эндогенный протеин, который играет роль в развитии нервной и сосудистой систем. Связь между VEGF и БАС впервые была дока­зана в 2001 г., когда у трансгенных мышей с гомозигот­ной делецией в области промоутера VEGF развивалось заболевание двигательного нейрона с патологическими чертами, сходными с таковыми у SOD1 трансгенных мышей . Считали, что гибель двигательных нейро­нов вызвана недостаточным нейротрофическим влия­нием VEGF и недостаточным сосудистым снабжением, что приводило к хронической ишемии или к обоим этим явлениям. Задержка прогрессирования болезни и повышение выживаемости отмечены после введения трансгенным мышам внутрибрюшинного VEGF SOD1 и церебрального внутрижелудочкового введения VEGF SOD1.

5. Терапия стволовыми клетками — Лечение нейродегенеративных заболеваний с исполь­зованием стволовых клеток продолжает привлекать все большее внимание во всем мире. Возможность то­го, что трансплантированные стволовые клетки могут заменить погибшие двигательные нейроны или защи­тить выживающие нейроны является прекрасной перспективой как для больных с БАС, так и для исследователей. Создание технологии получена индуцированных полипотентных стволовых клеток из фибробластов кожи позволяет решить проблемы эти­ческого характера, связанные с использованием эмбри­ональных стволовых клеток или тканей.

Хотя стволовые клетки могут дифференцироваться в двигательные нейроны, их способность замещать погибшие двигательные нейроны и устанавливать прочные связи с ранее денервированной мышцей в настоящее время представляется сомнительной. Двигательные нейроны, происходящие из стволовых клеток, которые имплантированы в спинной мозг животных, распространяли аксоны в направлении мышц, что способствовало улучшению функции ко­нечности . Однако, учитывая скорость развития заболевания и длительность роста аксонов, кото­рая необходима для сравнения с таковой у грызунов, функциональная значимость этих явлений у больных с БАС является спорной.

6. Мышечные мишени

Главная причина смертности и важный источник заболеваемости у больных с БАС — это дыхательная недостаточность, обусловленная прогрессирующим ослаблением диафрагмы. Доказательства класса I под­держивают необходимость проведения неинвазивной вентиляции легких для улучшения выживаемости и по­вышения качества жизни . Несмотря на то, что раз­мер выборки был небольшим, медиана преимущества выживаемости при двухуровневой вентиляции с по­ложительным давлением у больных с БАС без тяжелых бульбарных нарушений составила 205 дней, что было лучше, чем показатель, достигнутый после применения рилузола.

Принимая во внимание важность функции диафраг­мы в улучшении качества жизни и повышении выживае­мости больных, проведена оценка различных устройств. Предварительные результаты клинического испытания стимуляции диафрагмы посредством лапароскопически установленных электродов дают основание предпола­гать, что методика безопасна и замедляет угасание ды­хательной функции у больных с БАС.